Набиуллина вслед за Силуановым споткнулась о дефицитный бюджет

Глава Банка России поддержала предложение министра экономики Силуанова адаптировать бюджет страны к низким ценам на нефть. При этом Набиуллина подчеркнула, что важно смотреть не только на темпы экономического роста или спада, а на то, какие структурные изменения происходят в экономике.

"Ситуация в российской экономике остается непростой, хотя худшие опасения не реализовались. Рецессия пока еще не закончилась, но экономика уже близка к точке стабилизации. И Банк России ожидает в этом году продолжения незначительного спада, около 1,3–1,5% ВВП, при цене нефти 30 долларов за баррель. Если, конечно, цена будет выше, как сейчас например, то и спад может быть меньшим", — начала свою речь Набиуллина, выступая в четверг на съезде АРБ.

"Потому что это сейчас, наверное, самое важное – как экономика приспосабливается к новым условиям. И мы видим, что здесь определенные положительные сигналы, ожидаемые сдвиги в структуре российской экономики начались: происходит сдвиг от так называемых неторгуемых секторов к торгуемым, особенно ориентированным на экспорт и частично импортозамещение (сельское хозяйство, пищевая промышленность, химическая промышленность)", — отметила она.

Однако, темпы структурных сдвигов невысокие, этому препятствует и низкая инвестиционная активность, и недостаточная мобильность на рынке труда, указала она.

Набиуллина не оставила незамеченной и ситуацию на финансовых рынках. По ее мнению, сейчас она значительно стабильнее, чем в 2014–2015 годах и в январе этого года.

"Волатильность снизилась, цены на финансовые активы выросли. Помимо глобальных факторов этому способствовала и политика плавающего курса, подстройка платежного баланса под низкие нефтяные цены", — пояснила она.

В условиях структурных изменений в российской экономике, денежно-кредитная политика ЦБ направлена, прежде всего, на снижение инфляции, которая резко выросла в прошлом году из-за масштабного падения цен на нефть и объективно последовавшего за этим снижением курса рубля, отметила Набиуллина.

"Безусловно, мы принимали меры по снижению инфляции с учетом их влияния на экономический рост и на финансовую стабильность. Здесь достигнут определенный прогресс. Инфляция снизилась с почти 17% в марте прошлого года до 7,3% в марте этого года в годовом выражении, то есть более чем в 2 раза. Поэтому я считаю сейчас абсолютно неуместными разговоры о том, что якобы у нас стагфляция", — подчеркнула глава Банка России.

Вместе с тем, Набиуллина сразу же оговорилась, что достигнутое снижения инфляции не гарантирует её дальнейшего сокращения. "Это связано с тем, что в снижении инфляции в последнее время значительна роль разовых благоприятных факторов, таких как снижение мировых продовольственных цен, хороший урожай овощей и картофеля в России в прошлом году, а также укрепление рубля", — пояснила она.

Набиуллина особое внимание обратила на инфляционные риски, связанные с бюджетом. Если платежный баланс практически адаптировался к низким ценам на нефть, то бюджетная политика, бюджетная система пока еще не полностью адаптировались к падению нефтегазовых доходов, посетовала она.

"Резервный фонд позволяет финансировать возросший бюджетный дефицит, однако, на наш взгляд, остро необходима выработка программы, которая позволила бы сбалансировать бюджетную систему в среднесрочной перспективе. Без этого бюджет будет источником рисков и для экономики, и для денежно-кредитной политики", — призвала глава ЦБ.

В свою очередь, министр финансов РФ Антон Силуанов согласился со словами Набиуллиной о том, что возможность снижения ставки ограничивается несбалансированным бюджетом. "Сам факт отсутствия необходимых мер по снижению дефицита бюджета во многом является сдерживающим фактором для снижения ключевой ставки", — солидарен министр.

"Что делать, чтобы не увеличить давление на денежные рынки, чтобы ЦБ мог снижать ключевую ставку, и чтобы коммерческие банки снижали ставки? Ответ кроется, с нашей точки зрения, в бюджетной политике, потому что несбалансированность бюджета, как Эльвира Сахипзадовна говорила, является определяющим при определении дальнейшей тенденции в снижении ключевой ставки Банка России", — отметил Силуанов.

"Банк России считает, что достижение цели в 4% по инфляции в 2017 году не только абсолютно реально, но и просто необходимо", — сказала Набиуллина.

Помимо социального эффекта низкая инфляция на уровне 4% позволит снизить инвестиционные риски для бизнеса, способствовать большей устойчивости валютного курса, снижению рисков и премий за риск.

"Почему? Как правило, вместе со снижением инфляции снижаются риски для финансовой стабильности, так как в условиях низкой инфляции валютный курс более стабилен, он не подвержен большим колебаниям вслед за инфляцией. Поэтому и премии за риск снижаются, и легче рассчитывать бизнес-проекты и строить долгосрочные планы по развитию бизнеса", — пояснила важность низкой инфляции Набиуллина.

Банк России при устойчивом снижении инфляции и инфляционных рисков сможет более активно снижать ключевую ставку в будущем без создания рисков для финансовой стабильности, пообещала она.

Впервые о том, что в 2016 году дополнительным препятствием на пути снижения ставки может стать постепенный переход от дефицита к профициту ликвидности банковского сектора, Набиуллина сказала в середине марта. "В этом году большая вероятность того, что мы в отношениях с банками перейдем в новую систему, из так называемого структурного дефицита ликвидности в структурный профицит ликвидности", — напомнила она.

Однако глава ЦБ обратила внимание на важность правильного толкования терминов "дефицит" и "профицит". "Структурный дефицит ликвидности не означает того, что нехватка ликвидности на рынке, также как и структурный профицит не означает, что у нас избыточность ликвидности, её излишки. Ликвидности методом регулирования Центрального банка будет столько, сколько нужно, чтобы краткосрочные ставки денежного рынка были вблизи ключевой ставки", — подчеркнула она.

Если до сих пор в течение нескольких лет ЦБ кредитовал, рефинансировал банки, то в дальнейшем может сложиться ситуация, если бюджетные резервные фонды будут тратиться достаточно быстро, то регулятор начнет занимать у банков, обрисовала возможную картину она.

"В любом случае хочу сказать, что, как бы ни поменялись наши отношения с банками, с вами, у Центрального банка есть все инструменты для того, чтобы регулировать процентные ставки в экономике", — отметила Набиуллина.

Значимость перехода к структурному профициту заключается в том, что при этом могут происходить изменения в трансмиссионном механизме денежно-кредитной политики, обеспечивающем передачу сигналов ДКП через финансовые рынки в экономику РФ.

"Структурный профицит снижает одни риски, связанные, например, с недостатком обеспечения, с нехваткой форм обеспечения. Но он может создавать новые риски, может спровоцировать чрезмерный интерес банков к рискованному кредитованию, к покупке рискованных активов. И за этим Центральный банк будет следить. Но хочу сразу сказать, что в условиях структурного профицита это нормально, что банки будут держать средства на депозитах в Центральном банке или инвестировать в облигации Банка России", — предупредила Набиуллина.

Источник: http://ria.ru/economy/20160407/1404565049.html

Добавлено 07 апреля 2016

Понравилась новость? Поделись ей с друзьями






Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

© Информационно-образовательный портал HR-tv.ru, 2012—2020. Все права защищены. Материалы ресурса являются собственностью компании.

Размещение видеороликов, статей и иных материалов на сторонних ресурсах возможно при однозначном указании источника (активная ссылка обязательна!). На регулярную и массовую републикацию материалов требуется разрешение редакции.

info@hr-tv.ru
zen.yandex.ru/id/5c4985c078e51100ad6218d5
Разработка сайта — группа «Энерго»


Яндекс.Метрика
-->