Ростовчанка построила миллионный бизнес на генеалогии

Революция 1917 года, приход к власти коммунистов, Гражданская война и репрессии вынуждали многих соотечественников уничтожать любые данные, документы, фотографии и скрывать от родственников обстоятельства истории и происхождения семьи — слишком велик был шанс, что эти сведения окажутся роковыми. 

Сама генеалогия в СССР была фактически запрещена как буржуазный пережиток, возродившись лишь после распада Советского Союза. Теперь колоссальный интерес к прошлому становится все более заметным в нашей стране и распространился на широкую аудиторию. На волне этого интереса 26-летняя предпринимательница Виктория Салтыкова основала «Проект Жизнь» — центр восстановления истории семьи и генеалогического поиска. Стартап возник в 2015 году как сервис, с помощью которого можно сохранить и отследить семейную и родовую истории. В компании занимаются детективно-архивным делом, составляют родословные, пишут на заказ книги о жизни, снимают видеомемуары и даже делают ДНК-тесты на этническое происхождение. 

 

«Когда генеалогия только приходила в Россию в конце 1990-х, вопросами происхождения интересовались в основном люди более старшего возраста, которые уже многого добились в жизни, сформировали капитал и могли позволить себе такие поиски. Порой это были «малиновые пиджаки», заказывающие себе родословные и гербы, но они подхватили новое веяние — желание восстановить генеалогическую память», — рассказывает Виктория Салтыкова.

В 2016 году «Проект Жизнь» вошел в топ-5 стартапов по итогам конкурса StartUp Wars и победил в номинации «Лучший проект в сфере социального предпринимательства» в конкурсе «Предпринимательский прорыв года» бизнес-школы «Сколково» и фонда Zimin Foundation. Выручка компании в 2018 году составила 20 млн рублей, а в 2019 году Салтыкова ожидает ее двукратного роста. 

Виктория Салтыкова

Меморандум личности 

Поиск самоидентичности — так объясняет Салтыкова необычайный интерес к происхождению и к истории предков среди молодых людей: «Есть очень много факторов, которые нас унифицируют. Мы читаем одни и те же книги, ходим по тем же сайтам, получаем похожее образование, непрерывно занимаемся саморазвитием и хотим хоть чуть-чуть сделать мир лучше, интересуемся похожими вопросами — все это создает ореол похожести». 

Из опыта проведения школьных уроков мы выяснили, что 70% детей не знают имен своих бабушек и дедушек. А в более старшем возрасте знание генеалогических цепочек, последовательностей, причинно-следственных связей дает понимание, почему человек оказался в определенных реалиях, почему у него сформировался именно такой взгляд на мир, что он может оставить миру после себя. Не бывает человека, оторванного от всей своей истории, уверена Салтыкова: «У нас сейчас появился новый сегмент успешных думающих людей, которые уверены, что знания об истории рода дадут более широкий контекст понимания ситуации и помогут в бизнесе. Я вижу, что для топ-менеджеров, для предпринимателей важно сформировать собственный фундамент, сформировать систему целей и ценностей самого себя, меморандум личности». 

От мемуаров до ДНК-тестов

Сейчас «Проект Жизнь» предлагает несколько видов различных услуг: и написание мемуаров и родословных книг на заказ, восстановление семейных архивов, создание и разработка дизайна гербов и монограмм, ДНК-тесты на этническое происхождение. 

Но основная услуга — это генеалогическое исследование, восстановление многовековой истории рода, основанное на детективно-архивном исследовании. Оно составляет 60% от всего портфеля компании. 

В год проводится около 100 генеалогических исследований, и в среднем подобная экспертиза длится три месяца и включает в себя поиск по XIX и XX веку. Такая работа стоит 240 000 рублей. По итогам расследования клиент получает 200–300 листов с подробным описанием по четырем фамильным ветвям, генеалогическое древо до 1900 года (+/-20 лет) и большую семейную презентацию.

Есть и более развернутые генеалогии, уходящие в XVIII, XVII столетия, — пока у заказчика есть желание двигаться в глубь веков. Такие исследования занимают от 6 до 18 месяцев (от 650 000 рублей), а наиболее дорогостоящий проект обошелся заказчику порядка 6 млн рублей. 

Самое глубокое исследование датируется 1620 годом, а самое длинное генеалогическое древо в напечатанном виде составило семь метров и включало в себя более 1800 персон. 

В московском офисе «Проекта Жизнь» работают 28 человек, планируется открытие филиалов в Санкт-Петербурге и в Казани. Много запросов приходит от русских эмигрантов из Лондона, Сан-Франциско, Швеции. Поэтому Салтыкова рассматривает возможность открытия представительств в этих городах в течение года. В России и более чем в десятке других государств, на территории которых действует «Проект Жизнь», задействованы 87 региональных подрядчиков: историков, архивистов и журналистов-расследователей.

Выпускница Финансового университета Виктория Салтыкова еще в студенческие годы предприняла первые попытки заниматься бизнесом. В студенческой среде пределом мечтаний была работа в PwC, McKinsey или E&Y, вспоминает предпринимательница: «Но после первой экскурсии в одну из компаний большой четверки я совершенно ясно ощутила, что это не мой путь». Салтыкова начала заниматься изготовлением и продажей в крупных торговых сетях украшений из натуральных камней, на которые родители Салтыковой дали 20 000 рублей. Вскоре в этот процесс вовлеклось все студенческое общежитие университета.

Стремясь построить «взрослый» бизнес, Салтыкова решила выписать все критерии желаемой деятельности и сформулировала три основных требования к будущему бизнесу: «добрый» социальный проект, масштабируемость и премиальный сегмент: «Вначале я думала о создании консьерж-сервиса для пожилых людей, где в качестве дополнительной услуги можно было бы заказать мемуары пожилого родственника. Провела анализ мировых и российских рынков на предмет написания мемуаров и обнаружила, что почти никто этим не занимается».

Сначала Салтыкова хотела сделать продукт максимально доступным широкому кругу людей и стремилась к уменьшению чеков, но потом поняла, что необходимо разграничить социальную составляющую и коммерческие продукты (основной бизнес, генерирующий доход — камерную, бутиковую генеалогию).

«В середине проекта я изменила стратегию и сделала наш продукт абсолютно премиальным, потому что генеалогические исследования — ювелирная, очень дорогая работа. Но в последние годы интерес людей к изучению собственных корней постоянно растет, и поэтому мы стремились к тому, чтобы какая-то часть наших начинаний была доступна как можно большему пласту людей: пишем статьи, выкладываем методички, рассказываем о том, что можно сделать самому бесплатно. Вокруг нас сложилось сообщество из историков, генеалогов, заинтересованных подписчиков в соцсетях. Так возникла идея сделать мероприятие, которое бы собрало на одной площадке всех профессионалов, компании, подрядчиков, спикеров и заинтересованных лиц». 

В развитие социальных мероприятий компания вкладывает 15-20% выручки. В 2019 году на них планируется направить 1,4 млн рублей. На центральное событие года — форум Гентех — Салтыкова уже выделила из этих денег 1 млн рублей. Форум представляет собой международную площадку для популяризации генеалогии, соединяющий изучение истории поколений и семей и новинки рынка.

Впервые Гентех состоялся в 2018 году, собрав порядка 300 участников из 6 стран, в 2019 году число участников выросло вдвое, в следующем году организаторы ожидают более 2000 человек.

Среди зарубежных партнеров интерес проявляют глобальные игроки — MyHeritage, Ancestry. «Для них самым ярким наблюдением оказалось, что подобные форумы в мире набирают аудиторию 65+ — сегмент совсем пожилых людей. Средний возраст и наших клиентов, и участников Гентеха — 25-45 лет», — рассказывает Салтыкова.

Что люди ищут в прошлом 

Что побуждает людей на поиски прошлого? Причины, по которым люди обращаются к своим корням, совершенно разные. Условно их можно разделить на несколько больших категорий, рассказала Forbes Life Ксения Волкова, директор по работе с клиентами «Проекта Жизнь».

Первая и основная — это глобальный интерес к теме. Исследование семейной истории — важная часть пути, который люди совершают в процессе самоидентификации. Понимание того, кто ты, откуда ты произошел, какой у тебя бэкграунд, какие ценности, лежит в основе твоей семьи и того, что ты можешь оставить миру после себя, — все это задает важный вектор и часто помогает в ответе на фундаментальные вопросы. 

Так сложилось, что XX век перечеркнул очень многое в российской истории, из-за войн и революций знания людей о собственном происхождении практически обнулились. Самый частый запрос звучит так: «Я хочу узнать о своей семье максимум и найти всё, что можно». Сюда же относится поиск без вести пропавших родственников, уточнение боевых путей тех, кто воевал, восстановление биографий раскулаченных и репрессированных. Это то, что мы делаем в рамках каждого проекта — войны и репрессии не обошли стороной практически никого, объясняет Волкова.

Отдельная группа запросов от людей, которых волнует тема подтверждения национальности, часто с целью последующего получения гражданства, рассказывает Ксения Волкова: «В этих случаях мы всегда на входе предупреждаем клиентов, что вопросы гражданства не наша специальность и адресно подобной услугой мы не занимаемся».

По словам Волковой, чаще всего заказчики ищут еврейские и польские корни. Конечно, в практике бывали случаи, когда обнаруживались документы, подтверждающие национальность, но наверняка полагаться на такой успех тяжело. Все-таки в начале XX века евреи очень часто меняли в документах и фамилию, и национальность.

Бывают случаи, когда у людей нет никакого конкретного интереса к вопросам гражданства, а в ходе поисков встречается что-то удивительное, рассказывает Волкова. Не так давно при работе над одним из проектов мы узнали, что дедушка и бабушка клиента родились на территории современной западной части Одесской области. Нам удалось найти их документы о рождении. Раньше эта территория была спорной между Российской империей и Румынией, и затем в период с 1918 по 1940 год принадлежала Королевству Румынии. А сейчас есть закон о том, что люди или их потомки, которые родились на этой территории в указанный период, могут упрощенно получить гражданство Румынии. Румыния входит в число стран Евросоюза». 

Еще один большой блок запросов — это семейные легенды, которые передавались в семье из уст в уста. У кого-то дедушка активно участвовал в революции и ездил с Лениным по всей стране, кто-то принадлежал к купцам второй гильдии или однодворцам, у кого-то предки были близки к двору Петра I и получили от него имение, у кого-то владели золотыми приисками в Сибири. 

«Несколько лет назад к нам в офис просто зашел познакомиться иностранец. Он очень интересуется Россией, ее историей, культурой. Сам, к сожалению, по-русски не говорит, но его дедушка был родом из России, и в семье сохранилась легенда о том, что предки были видными сибирскими промышленниками, владели приисками и шахтами», — продолжает Волкова. 

Дед, судя по рассказам отца клиента, был выдающейся личностью: был связан с творческими и музыкальными кругами начала XX века, выступал и дружил с Шаляпиным, но не очень любил рассказывать о своей жизни в дореволюционной России. На протяжении последних лет внук приезжал в Россию каждый год — ездил в Иркутск и пытался самостоятельно собрать информацию, не зная русского языка. 

Вводных было слишком мало, никаких документов в семье не сохранилось, только воспоминания отца, которого тоже уже нет в живых. По словам Волковой, исследование превратилось в детективный поиск:  «Мы составили план поиска, начали системно штудировать документы и выяснили, что в какой-то момент его дед неофициально сменил фамилию — взял свой сценический псевдоним. Мы узнали его настоящую фамилию, узнали, что до эмиграции из царской России он был женат, нашли потомков от первого брака, разыскивали их адреса и телефоны, ходили по найденным адресам, стучались в двери и расспрашивали соседей о том, куда переехала семья. И представляете, нашли их! У кого-то из этой семейной ветки даже сохранились мемуары, после прочтения которых не осталось сомнения, что это один и тот же человек»

Предки есть у каждого человека, и за каждым из них — тоже своя история. Помните, что в «Мастере и Маргарите» на балу Коровьев говорит Маргарите? 

«Ах, королева, — игриво трещал Коровьев, — вопросы крови — самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек и в особенности тех из них, что пользовались репутацией смиренниц, удивительнейшие тайны открылись бы… Есть вещи, в которых совершенно недействительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами. Намекну: одна из французских королев, жившая в шестнадцатом веке, надо полагать, очень изумилась бы, если бы кто-нибудь сказал ей, что ее прелестную прапрапраправнучку я по прошествии многих лет буду вести под руку в Москве по бальным залам».  

Фото www.facebook.com/viktoria.saltykova.9

При использовании материала гиперссылка на соответствующую страницу портала HR-tv.ru обязательна 

 

Источник: http://www.forbes.ru/forbeslife/380721-krov-ne-vodica-kak-genealogiya-iz-modnoy-zabavy-stala-sereznym-biznesom

Добавлено 08 августа 2019




Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться


Партнёры

© Информационно-образовательный портал HR-tv.ru, 2012—2019. Все права защищены. Материалы ресурса являются собственностью компании.

Размещение видеороликов, статей и иных материалов на сторонних ресурсах возможно при однозначном указании источника (активная ссылка обязательна!). На регулярную и массовую републикацию материалов требуется разрешение редакции.

info@hr-tv.ru
zen.yandex.ru/id/5c4985c078e51100ad6218d5
Разработка сайта — группа «Энерго»


Яндекс.Метрика
-->