Добавлено: 15 июня 2017
Просмотров: 477

Немного о будущем – что нас ждет в сфере труда и образования

Какие четыре мегафактора будут формировать мир в целом и сферу труда в частности, какой он – работник будущего, в интервью порталу HR-tv.ru рассказал Дмитрий Штыхно, кандидат экономических наук, проректор по развитию РЭУ им. Г.В.Плеханова.

 

 

 

 

 

 

 

Текстовая версия видеоматериала:

Юлия Кирикова, корреспондент HR-tv.ru:

- Здравствуйте. Сегодня мы общаемся с очень интересным человеком, кандидатом экономических наук, проректором по развитию Российского Экономического университета имени Плеханова – Штыхно Дмитрием Александровичем. Первый вопрос. Как известно, мы находимся на пороге Четвертой индустриальной революции. Что нас ждет?

Дмитрий Штыхно, кандидат экономических наук, проректор по развитию РЭУ им. Г.В.Плеханова:

- Нас ждут (как всегда, мир и образование ждали) глобальные перемены, факторы, которые затрагивают и нашу страну и весь мир. На большом числе форсайтов идет их обсуждение – и в нашей стране, и за рубежом. И в принципе сошлись к основным трендам. Это, конечно же, цифролизация всех аспектов нашей жизни; это автоматизация огромного числа производств, это замещение части профессиональных обязанностей или полностью профессий как таковых роботами; это развитие новых сетевых сообществ; переход от понятия, допустим, «конкуренция», «кооперация» больше к понятию «разделенное совместное использование ресурсов».

И, наверное, четвертый важный тренд – это глобальные климатические аспекты: это и тенденция к озеленению, это и проблемы с нехваткой воды, это и климатические изменения. Вот в совокупности эти четыре мегафактора будут формировать предстоящий мир.

- А что касается общества и экономики, какими они будут?

- Что касается общества и экономики, темпы прироста населения Земли замедляются. Наверное, это вносит какой-то положительный стимул. В обществе происходит такая же дифференциация. Нам уже не нужно очень большое количество людей, которое занималось бы разработкой чего-то нового и какими-то инновациями, потому что огромную часть работы берет на себя искусственный интеллект, и даже программирование самого себя – эти задачи уже решаются.

Поэтому, наверное, в плане разделения подготовки кадров для будущих экономик будут присутствовать две тенденции. Первое – это подготовка потенциальной элиты, способной создавать инновационные продукты, но малочисленной. И второе – это подготовка большого числа грамотных, высококвалифицированных пользователей тех имеющихся технологий и продуктов, которые будут создаваться.

- Такой подход, наличие роботов не скажется отрицательно на занятости населения? Не грозит ли это безработицей?

- Знаете, в формальном смысле – да, грозит, потому что число высвобождаемых людей будет возрастать. Но мы как общество успешно решаем эту проблему уже несколько тысяч лет. Когда труд первобытного человека был замещен какими-то механическими усилиями, стало быть, понадобилось меньше, допустим, первобытных людей или рабов на выполнение какого-то труда, зато появились новые сферы приложения труда. После этого было замещение механики уже автоматикой, и то же движение луддитов, противодействие машинам.

Сначала всегда идет такой всплеск, потом общество всегда находит, как применять вот эти высвободившиеся ресурсы – как правило, более творческие занятия. То же самое сейчас: в Японии стоят громадные заводы, полностью роботизированные, и люди не работают. Тем не менее, общество находит, куда применять этих людей.

- То есть, на ваш взгляд, не получится так, что некоторая часть населения окажется «за бортом», что называется?

- Знаете, «за бортом», может быть, в традиционном смысле этого понимания. Да, возможно, у них не будет постоянной фиксированной работы. Уже сейчас растет понятие «фрилансер», договор человек заключает тогда, когда он хочет работать. Да, есть люди с высвобождающимися профессиями, которые вот не могут себя больше применить, потому что профессия как таковая изжила себя. И что мы видим? Люди идут, получают дополнительное образование и находят себя в новой профессии, в том, где это востребовано, потому что та же самая сфера услуг безгранична. Все больше и больше и больше нужны люди, которые бы помогали другим. Поэтому глобальных каких-то катаклизмов, связанных с безработицей, с тем, что кто-то оказался «за бортом», не произойдет.

- А что касается образования, оно как-то поменяется? Каким оно будет?

- Да, конечно, образование поменяется. Эти же четыре фактора, которые я сказал (и на самом деле еще некоторые), окажут серьезное воздействие. Уже сейчас мы видим, как электронные технологии проникают к нам, что прекрасную лекцию, допустим, по макроэкономике от нобелевского лауреата уже в состоянии прослушать любой студент, имеющий выход в интернет.

Мы в состоянии давать сейчас людям самую передовую информацию. Как только статья размещена где-то там на препринт или научная разработка, тут же это подхватывается информационными агентствами, наукометрическими системами – и вот, она уже доступна по всему миру. То, чего раньше приходилось ждать полгода-год. Соответственно, студенты и навыки вырабатывают уже не как раньше, запоминания информации, а навыки быстрого нахождения релевантной информации. Нам приходится это все учитывать.

И, поскольку трансформируются профессии как таковые, сейчас возникают очень интересные бленды такие. То есть давно ученые говорили о междисциплинарности исследований, что их доля возрастает. Мы это видим по соавторству, по тому, кто входит в научные коллаборации. Сейчас мы стали это же наблюдать и в профессиях. Уже нужен, допустим, не просто так называемый универсальный маркетолог, а допустим, маркетолог по энергетике. Уже нужен не просто финансист, а финансист, который работает на оптимизацию личных пенсионных вкладов, то есть с юридическим образованием. Очень много профессий начнет сочетать в себе элементы сетевого менеджмента, то есть как это все организовать с учетом сообществ.

Сейчас нам технологии дают прекрасные возможности индивидуализации образовательной траектории. Соответственно, возникает потребность в учителях нового типа, которые смогут прочертить эти траектории и с учетом машинного интеллекта, и с учетом запросов самого студента, и с учетом его когнитивных особенностей – особенностей лично его восприятия. Процессы очень интересные.

- Речь идет о подготовке студентов, но нужно подготовить и их педагогов.

- Да, подготовка студентов в принципе осуществляется более быстрыми темпами, потому что здесь вся мощная, допустим, индустрия нам идет на пользу: интерактивные доски, интернет-технологии, разработка кейсов и так далее. Подготовка преподавателей идет чуть медленнее, но здесь выясняется еще один фактор. Нам нужно меньше преподавателей, чтобы с помощью этих технологий готовить, поэтому идет какой-то такой естественный отбор, что только наиболее интересные преподаватели, больше склонные к творческим заданиям, к интерактиву, оказываются востребованными. А вот таких переподготовить легче.

- Как вы думаете, какие профессии в будущем будут наиболее востребованы?

- Потрясающий вопрос. На него никто не ответит, потому что, как показали исследования прежде всего громадных социальных сетей, где размещаются резюме и просьбы работодателей, предложения места работы, если взять 50 самых востребованных профессий, они 20 лет назад вообще не существовали, потому что не было такой технологии, не было такого общественного уклада, который бы способствовал. Сейчас IT-технологии, мобильные телефоны и так далее настолько всеохватны, о чем 20 лет назад трудно было даже помыслить. Но мы, по крайней мере, прочертив как бы тенденции, можем угадывать, где стороны треугольника сойдутся, то есть на что это намечается.

Традиционное деление на отрасли, на виды занятости, скорее всего, через 20 лет еще не исчезнет. То есть все равно понадобятся маркетологи, но более специализированные по видам деятельности. Универсальный маркетолог уже, наверное, не понадобится. Например, персональный бренд-менеджер может понадобиться, потому что для большего количества людей, затевающих заниматься творчеством, понадобится себя как-то продвигать.

Очень большое количество будущих профессий мы сейчас даже затрудняемся назвать адекватными словами. Мы их называем «архитектор информационных систем», «организатор интернет-сообществ», «разработчик моделей Big Data». Но мы нынешним языком пытаемся описать то, что будет через 20 лет. Это немножко напоминает романы Жюля Верна, когда он фантазировал о будущем, но использовал язык настоящего и какие-то выдуманные слова.

Вот в этом плане мне очень нравится инструмент, который сделало Агентство стратегических инициатив вместе со Сколково – это «Атлас новых профессий». Мы при разработке для себя, для государственного учреждения программы развития на 5-7 лет вперед, пользовались вот этими, как казалось, космическими названиями новых профессий, понимая, какой в этом заложен смысл. В основном, это вот такие бленды, совмещенные профессии с очень большим элементом привнесения социальных, психологических каких-то знаний, потому что мы видим, что в будущем огромное число видов деятельности будет более персонифицировано, вот прямо до конкретного человека.

- А какие-то еще примеры профессий можете привести? То, что вы разрабатывали.

- Не то, чтобы мы разрабатывали. То, как мы понимаем, что идет в эту сторону. В финансах, например, для нас очень важно… Это менеджер инвестиций в талантливых людей: как определить талант на ранней стадии, как определить приемлемые размеры инвестиций, и как сделать вот эти, собственно, стадийные вложения и так далее. Проектировщик индивидуальной финансовой траектории: откуда вам где брать какие займы, и так далее.

Очень интересно, как изменятся профессии в сфере менеджмента, поскольку то, чем мы сейчас с вами занимаемся, попыткой заглянуть в будущее, а когда собирается группа ученых, специалистов и начинаются взаимные обсуждения, методология называется «форсайт». И в принципе количество форсайтов увеличится, понадобятся профессиональные форсайтеры.

Мы понимаем, что будет увеличиваться глобализация общества, понадобится… Сейчас где-то там, допустим, в компании на 1000 человек порядка 3-4 менеджеров по кросскультурным коммуникациям. Мы понимаем, что их понадобится больше, поэтому сейчас уже начинаем… Если это раньше было вообще в стадии консалтинга, сейчас есть уже доп. программа – программа доп. образования по кросскультурному менеджменту. Мы начинаем понимать, что это уже входит и в основное образование, и сейчас мы начинаем понимать, что скоро уже отдельные специальности понадобятся здесь.

По венчурным фондам понадобятся работники, которые смогли бы оценивать то, что сейчас пока это единицы. По сетевым сообществам здесь очень много кто понадобится, потому что в сетевых сообществах сейчас не только обмен мнениями, но и там профессиональная оценка, и публикация, и фильмы снимают только сетевые варианты, без выхода на кинематограф. Это и взаимное обучение. Понадобятся те, кто будет грамотно модерировать и давать советы, то есть навигаторы в этом виртуальном пространстве.

На самом деле, стабильными, наверное, останутся только профессии, которые сейчас на уровне СПО – среднего профессионального образования. Там более или менее понятен перечень профессий, мы только понимаем, что часть их них роботами будет замещена, и появится что-то новое. Для высшего образования, конечно, динамика намного больше.

- На ваш взгляд, работник будущего – какой он?

- Какой будет работник? В Плехановском университете проходили «Абалкинские чтения», наше ежегодное научное мероприятие. И как Леонид Иванович Абалкин отмечал, что именно диалог власти с учеными поможет правильнее понять, как власти помогать и бизнесу, и будущим работникам выстраивать отношения.

Есть профессиональные стандарты, которые государство инициировало, работодатели одобрили и более-менее свои какие-то требования к квалификациям смогли сформулировать. Но это инструмент такой ограниченной динамичности. Те самые форсайты будущего, о которых я вам говорил – там очень хорошо описываются скорее компетенции, которые потребуются от будущих сотрудников. Прежде всего, это умение решать сложные задачи, так называемые комплексные задачи. Чистый маркетолог, чистый финансист, да даже чистый производственник сейчас уже мало кому нужен. Очень часто работодатель хочет, чтобы тот же самый производственник имел и навыки продаж, и навыки финансирования, и еще и навыки HR.

Критическое мышление – это отмечают тоже форсайты по всему миру. Это особенно понадобится для той части людей, которые будут заниматься инновационными разработками. Как это ни парадоксально звучит, но навыки управления людьми. Вроде бы людей понадобится и меньше, занятости. Но поскольку природа их труда изменится, станет более свободная и более творческая, понадобится и навык коммуникации, и навык управления вот этими творческими, высокообразованными людьми. Не так-то просто звезд собрать в один ансамбль.

Огромный поток информации, очень быстро принимаемые решения, конечно, делают удар по психике, поэтому определенные какие-то синдромы, болезни от переизбытка информации, наверное, будут возрастать. Соответственно, понадобится… Это называется эмоциональный интеллект. Умение оценить, что важно, что не важно, умение успокаивать себя и других, не паниковать от огромного объема информации, от вроде бы сложности этих задач.

Поскольку мы понимаем, что технологии позволят быть более персонифицированными, практически от всех работников понадобятся навыки клиентоориентированности. Конечно, понадобится еще когнитивная гибкость, умение понимать, что есть больше чем один способ сделать что-то правильно.

- Подводя итог нашей беседе, какие бы рекомендации вы могли дать людям? Как им приспособиться к новым условиям?

- Прежде всего, не волноваться. Ничего экстраординарного не происходит. Вопросы «Кто я?», «Кем быть?», «Где работать?» волновали людей уже последние несколько тысяч лет, и каждое общество, каждая страна находила ответы на свои вопросы. Ни разу мы еще не жили в эпохе, что – опа! – и на сто лет люди себя не нашли. То есть это нормальный процесс, и темпы его постоянно усиливались.

2ыёцТоже нельзя говорить, что сейчас прямо какой-то скачок, рывок. Сто лет назад тоже изобретение электричества было скачком, рывком, и никто не испугался. Спокойно адаптироваться, помнить теорию Дарвина, что выживает тот, кто лучше приспосабливается. При всей сложности изменений внешнего мира внутреннее спокойствие, понимание, что ничего экстраординарного нет, и поддержка близких людей – это вот те вещи, которые всегда помогали людям и будут помогать.

При использовании материала гиперссылка на соответствующую страницу портала HR-tv.ru обязательна

Читать далее

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

Партнёры

© 2012—2017 Информационно-аналитический портал HR-tv.ru. Все права защищены. Материалы ресурса являются собственностью компании.

Размещение видеороликов, статей и иных материалов на сторонних ресурсах возможно при однозначном указании источника (активная ссылка обязательна!). На регулярную и массовую републикацию материалов требуется разрешение редакции.

info@hr-tv.ru
Разработка сайта — группа «Энерго»


Яндекс.Метрика
Закрыть
  • Новые бизнес-мероприятия
    Новые видеоматериалы
    Главные материалы недели
  • Мужчина

    Женщина

Принять участие